December 5

Национальный армянский костюм- ТАРАЗ .

Национальный армянский костюм, или тараз. женский костюм

Считается, что само название «тараз» происходит от арм. тар — буква, поскольку раньше костюм украшался буквами армянского алфавита.

Армянский тараз имеет множество вариаций, но основную разделительную черту следует проводить между западноармянским (сегодня земли Западной Армении находятся в Турции) и восточноармянским комплексом (современная Армения).

История армянского национального костюма — тараза, фото № 2
Что касается основной цветовой палитры костюмов, то наиболее распространены красный, изумрудный, синий, желтый цвета. При этом фартук и кокетка нижнего платья могут быть пестрыми и содержать огромное количество цветов и узоров, но об этом позже, а могут быть довольно лаконичными и сдержанными.

История армянского национального костюма — тараза, фото № 3
Но все же любовь армянского народа к яркости и пестроте заметна и в других деталях национального костюма: чуть ли не главным элементом традиционного тараза, как мужского, так и женского, являются голпа, или шерстяные вязаные носки. Они имели настолько большое значение, что входили в состав приданого у девушек. Голпа, как правило, были полосатыми или узорчатыми, хотя встречались и одноцветные, что, впрочем, скорее исключение. Поверх носков надевали обувь — трех — «лапти» на шнуровке, сделанные из кожи овец. Они были мягкими, но прочными, и их носили все представители среднего сословия и крестьяне. Более зажиточные дамы могли позволить себе кожаные туфли на каблуке с острыми задранными кверху мысами, которые в 19 веке надевали уже без носков, на европейский манер

Что касается главного компонента костюма — платья, оно, как правило, имело прорези в рукавах и носилось на запах, фиусируемое поясом, который украшался монетами и металлическими цепочками и вышивался традиционным орнаментом. Платье надевалось поверх нижнего платья и нижних штанов — шалвар, обычно сшитых из однотонной хлопковой ткани бордового или красного цвета. Верхнее же платье шилось из бархата или другой плотной ткани и иногда декорировалось орнаментом, но чаще было однотонным.

Фартук, надеваемый поверх платья вместе с поясом, был визитной карточкой костюма каждого отдельного региона. Набор цветов фартука отражал принадлежность хозяйки к той или иной общности, равно как и орнамент на нем.

История армянского национального костюма — тараза, фото № 5

Орнамент тараза представляет собой скорее общекавказский орнамент и содержит по большей части растительные мотивы, а также геометрические фигуры — ромбы, треугольники.

Головной убор имел форму цилиндра или скошенного конуса, спереди повторяя общий характер орнаментов костюма. Поверх головного убора набрасывалась (у женщин старшего поколения — завязывалась как косынка) тонкая полупрозрачная вуаль, волосы же у замужних женщин всегда были собраны в косы, у незамужних могли быть распущены.

История армянского национального костюма — тараза, фото № 6
В 19 веке наряду с этим головным убором был распространен вариант более низкий и открытый сверху, по-прежнему имевший сверху легкую накидку. При этом волосы также заплетались, но по бокам у лица выпускали две пряди, завивая их. Позже стали появляться головные уборы с уже готовыми накладными прядями.

November 28

Армянские королевы- царицы Иерусалима .

Первые три королевы Иерусалима периода Крестовых походов были армянками. Наиболее известной из них – королева Мелисенда, правившая Иерусалимом начиная с 1143 года, после смерти ее мужа герцога Фулька Анжуйского 3-го короля Крестоносцев. Она славилась своим благочестием. В период ее длительного правления в Иерусалиме были построены многочисленные храмы. С ее именем, связано в том числе и строительство Церкви, в которой армяне и греки в течении многих веков, сменяя друг друга, совершают богослужения – Гробнице Богородицы. Она вырублена в скале и в течении веков была повреждена паломниками, которые имели обыкновение приходить сюда с долотом и молотком. Чтобы защитить могилу от паломников крестоносцы построили мраморную завесу. Любопытно, что в гробнице, мы видим меграб, дело в том, что мусульмане так же чтут это место и обычно раз в день приходят сюда, чтобы поклониться святыне. Армяне, в частности, сыграли значительную роль в истории этой церкви. Нынешнее здание храма было возведено королевой Мелисендой, позже царь Хитум, посетив Святую Землю, приказал провести некоторые строительные работы. Важен и тот факт, что Патриарх Мартирос в 1420 году, как видно из надписи в самом храме, внес большой вклад в строительство Храма Успения Богородицы, что нашло отражение во многих исторических источниках. В этой церкви находятся могилы трех королев армянского происхождения: Мелисенды, Арды и Морфи. Историк Крестовых походов Вильгельм Тирский свидетельствует о том, что королева Мелисенда была похоронена, согласно ее последней воле в часовне этого Храма и ее могила была обнесена металлической оградой, и каждый день здесь служили мессу. Сохранилась мраморная доска, которая покрывает гроб царицы Мелисенды.

Армянские царицы

Мы часто лелеем память о временах былых, когда наши доблестные цари сворачивали горы и с ними приходилось считаться. Однако не следует забывать о представительницах прекрасного пола, бок о бок восседавших с ними на армянском троне. По имеющимся сведениям, из известных нам 150 признанных цариц и королев 104 являлись этническими армянками, 10 – француженками, 9 – гречанками, 8 – парфянками, 6 – римлянками, 6 – персиянками, 4 – грузинками, 2 – аланками, 1 – ассирийкой и 1 – монголкой. Мы рассмотрим биографии лишь некоторых из них.

Царица Сатеник

Сатеник (III-II вв. до н. э.) – принцесса аланских кровей, ставшая женой царя Великой Армении Арташеса I, деда Тиграна II Великого. Как же так вышло, что аланская принцесса вышла замуж за армянского царя? Как нам рассказывает средневековый армянский историк Мовсес Хоренаци, аланы, объединив под своим началом всех кавказских горцев и попутно разгромив Иберию, двинули свои полчища на Армению. В свою очередь Арташес собрал могучее войско и дал им бой, вследствие которого аланы были вынуждены отступить за реку Кура, на северном берегу которой разбили лагерь, в то время как Арташес разбил лагерь на южной её части, так, что река оказалсь между двумя противоборствующими сторонами. В плену у армян находился аланский принц, захваченный во время битвы, и царю аланов ничего не оставалось, кроме как вынужденно просить мира. Он отправляет к Арташесу послов с обещаниями выполнить любое его пожелание, а также клятвой вечного мира, чтобы аланские храбрецы более не совершали набеги на Армению. Однако Арташес, движимый жаждой мести, не внял его прошению и не стал возвращать юного царевича, вследствие чего аланский царь стал готовиться к новой кровопролитной битве. В лагере аланов находилась также принцесса – прекрасная Сатеник. Узнав о пленении своего брата, она приходит к берегу Куры и обращается к лагерю Арташеса, находящемуся на противоположной стороне:

К тебе взываю, о доблестный муж Арташес,
Победивший отважное племя аланов.
Склонись к речам дивноокой дочери аланов
И выдай юношу.
Ибо не подобает героям ради одной лишь мести
Жизнь отнимать у другого геройского рода,
Либо же, поработив, держать в невольничьей доле
И распрю тем навеки разжечь меж двумя храбрыми племенами.

1379718_219637811493229_1601770432_n

Услышав эту мудрую речь, Арташес двинулся к берегу реки.  И увидев, что царевна прекрасна, он возжелал её. Арташес отправил послов к аланскому царю с просьбой отдать свою дочь ему в жёны, при этом пообещав вернуть юношу и дав клятву мира. Но царь аланов отказывает, надменно вопросив:

Откуда же возьмёт доблестный муж Арташес
Тысячи и тысячи, тьмы и тьмы – выкуп
За деву благого рода – царевну аланов?

Армянский правитель разгневался, и тогда:

Храбрый царь Арташес на вороного сел,
Вынул красный аркан с золотым кольцом
Через реку махнул быстрокрылым орлом,
Метнул красный аркан с золотым кольцом,
Аланской царевны стан обхватил,
Стану нежной царевны боль причинил,
Быстро в ставку её повлачил.

67144792

Тем не менее, он дал много золота, кожи и знаменитой на весь свет армянской кошенильной краски в обмен на деву. Из народных песен, которые записал Мовсес Хоренаци, также сохранились отрывки о роскошной свадьбе Арташеса и Сатеник:

Падал золота дождь как женился Арташес.
Падал дождь жемчугов как шла замуж Сатеник.

Ибо это был обычай у царей наших, осыпать людей золотыми монетами, когда они прибывали к дверям свадебного храма, и так же обычай у цариц, разбрасывать жемчуг в брачных чертогах.

Царица Ашхен

Ашхен (III-IV вв.) – супруга Трдата III Великого и мать Хосрова III Котака. Так же, как и Сатеник, Ашхен являлась аланкой по происхождению. Её отцом был аланский царь Ашхадар. Трдат III, решив заполучить Ашхен себе в жёны, отправил своего генерала Смбата в царство аланов. Когда Ашхен прибыла в Армению, Трдат приказал короновать её, дабы она стала его невестой. Ашхен были дарованы титулы Аршакян и царицы, что выражали собою высшие почести, которых могла быть удостоена женщина в Армении.

Как известно, при царе Трдате III в Армении была провозглашена новая государственная религия – христианство – в далёком 301 году, тем самым обозначив за Арменией первенство в подобном событии. Ашхен сыграла немалую роль в решении Трдата провозгласить христианскую религию государственной и помогала своему мужу распространять новую веру на территории страны.

10501728_738050899593054_4199186772361882585_n

Трдат III, Ашхен и Хосровидухт

По сообщению армянского историка Агатангелоса, царица Ашхен вместе с царём Трдатом и царевной Хосровидухт (сестрой Трдата) принимала участие в погребении игуменьи женского монастыря в Риме Гаиании (Гаяне Армянской) и двух её сподвижниц, бежавших из Рима в Армению и умерших мученической смертью в результате действий Трдата, когда тот ещё противился христианству и преследовал его приверженцев на территории своего государства.

По преданию, Ашхен и Хосровидухт провели последние годы жизни в отдалённой Гарнийской крепости, решив удалиться от мирской суеты.

Царица Парандзем

Парандзем (IV в.) – супруга царя Аршака II и мать царя Папа.

Её отцом был влиятельный сюникский князь Андовк из древнеармянского рода Сюни, владения которого уступали по величине лишь царским. Он известен тем, что в годы своего спарапетства вёл борьбу против персидских захватчиков, с совместным армяно-римским войском нанёс поражение шахиншаху Ирана Шапуру II Великому, заставив его признать независимость Армении и царствование Аршака II. Позднее, укрепившись в подчинённом ему городе Тигранакерте, всякий раз успешно оборонялся от нападений персов. Мать же происходила из именитого рода Мамиконянов, из числа представителей которых позднее прославится Вардан Мамиконян, возглавивший неравную борьбу против персов в одном из самых крупных сражений армянского народа.

История жизненного пути царицы Парандзем дошла до нас в не столь однозначном виде, как того хотелось бы. Известно, что она была весьма щедро одарена природой в плане физической красоты, а также имела добрый нрав и, как утверждают летописцы, отличалась скромностью, редко присущей царским особам. Однако армянский историк Павстос Бузанд (Византийский) называл её «нечестивой женщиной, не имеющей страха Божьего». Как бы то ни было, не станем вдаваться в эти перипетии, а сосредоточимся на том единственном и храбром поступке Парандзем, за который её стоит помнить и уважать.

Парандзем взошла на трон в тяжёлое для Армении время: время смут и усобиц, когда страна, расположенная на стыке противоборствующих цивилизаций, была вынуждена лавировать между Византией и Персией, а также вести отчаянное сопротивление нескончаемым персидским набегам.

Аршак II и Шапух

Аршак II и Шапур II

В период войны с сасанидами, персы предприняли очередное нападение на Армению, которое с треском провалилось, отчасти благодаря лидерству спарапета Васака Мамиконяна. Шах Шапур II, видя, что грубой силой не склонить армянского царя Аршака II, решил прибегнуть к коварной хитрости. Шапур пригласил Аршака к себе на мирные переговоры. Когда Аршак прибыл вместе с Васаком Мамиконяном, его тут же схватили и бросили в темницу, а с его спарапета содрали кожу. Находясь в заточении, Аршак не мог остановить сасанидское вторжение. И хотя армянским войскам временами удавалось наносить поражение врагу, в конечном итоге они не сумели отразить нашествие, тем более, что, по сообщениям Павстоса Бузанда и Мовсеса Хоренаци, некоторые из знатных армянских нахараров предательски перешли на сторону персидского шаха и стали его предводителями. Через какое-то время Аршака наведывает армянин по имени Драстамат – предатель, бывший приближённый армянского правителя. Он выпросил у Шапура позволения накормить и утешить своего бывшего царя, и тот ему позволил за его великие заслуги перед шахом. Драстамат старался оживить Аршака  и развеселить музыкой. Но вино ударило в голову низложенному царю, пребывавшему в депрессии, и он вонзил столовый нож, которым резал фрукты и яства, себе в сердце, мгновенно умерев. Увидев это, Драстамат бросился к нему, вынул из его сердца нож и им же заколол себя.

Лишившись мужа, царица Парандзем храбро взяла на себя ответственность за страну и возглавила поистине героическую оборону. Вместе с сокровищами, верными ей нахарарами и отборным гарнизоном в 11 тысяч воинов, она укрылась в крепости Артагерс, которую осадили персы. Несмотря на суровую зиму и жестокий голод, крепость непоколебимо держалась более года и армяне успешно отражали атаки врага. Но то, что не удавалось сделать персам, удалось страшной чуме – мору. Внезапно вспыхнувшая эпидемия уносила сотни жизней, и ряды обороняющихся сильно поредели. Парандзем лично обходила сторожевые башни, вдохновляя раненных воинов и обессилевших, помогала им зажигать огни. Царица до последнего надеялась на обещанную помощь из Византии, которая так и не подоспела.

Когда оборонявшиеся стали во множестве умирать, Парандзем велела открыть ворота и вынужденно сдалась врагу. Таким образом, в 368 или 369 году осаждавшие овладели несметными царскими сокровищами, а Парандзем была доставлена к шаху Шапуру II, и тот, желая унизить её, предоставил всем желающим совершать с низложенной царицей гнусный и скотский акт совокупления, а затем среди прочих её сподвижников посадил на кол на оглобли телег.

Смерть царицы не останется неотмщённой, и месть воздаст Шапуру никто иной как сын Парандзем – Пап. В 371 году в знаменитой битве у подножия горы Нпат на Дзиравской равнине новопровозглашённый царь Пап вместе с храбрым спарапетом Мушегом Мамиконяном во главе армянских войск разгромил огромную персидскую армию Шапура II и изгнал персов из страны. После этого Пап занялся возвращением окраинных территорий, утерянных при отце Аршаке, а Шапур был вынужден признать, что Пап – царь Великой Армении.

Катраниде II (990-1020 гг.) – супруга царя Гагика I Багратуни, правление которого является золотым веком армянского Средневековья, и дочь Васака I, правителя Сюникского армянского княжества. Известно, что благочестивая Катраниде приняла эстафету сооружения анийского кафедрального собора от Смбата II после его смерти, который едва успел положить основание обширной церкви. Дело это было поручено увенчанному имперской славой армянскому зодчему Трдату. К сожалению, о Катраниде II сохранилось не так много сведений.

сведений.

Gagik_I_and_Katranide

Гагик I Багратуни и Катраниде II

От союза Катраниде и Гагика родились Ованес-Смбат и Ашот IV Храбрый.

Королева Забел

Забел (1226-1252 гг.) – королева Киликийского армянского государства из рода Рубинян. Её отцом был Левон I Великолепный (Левон II), десятый «Властелин гор» и первый король Киликийской Армении, при котором это государство стало одним из самых значимых и влиятельных на Ближнем Востоке. На его коронации присутсвовали представители как христианских, так и мусульманских стран, что даёт нам понять о значительном положении Киликии.

Левон был дважды женат, и второй его женой была Сибилла Лузиньян. От этого союза родилась единственная дочь – Забел. Умирая, король Левон успел произнести имя своего наследника, и им оказалась его дочь. Такое решение пришлось по нраву не всем. В частности, Раймунд-Рубену, правителю Антиохийского княжества, сыну графа Триполи Раймунда IV и Алисы, дочери девятого властелина Киликии, а также Иоанну де Бриенну, королю Иерусалима, сыну Эрара де Бриенн и Агнесы де Невер, который являлся мужем Стефании Армянской, дочери покойного Левона от его первого брака с Изабеллой Антиохийской. Впрочем, армянская знать всецело поддержала законную наследницу киликийского престола, несмотря на притязания оспаривающих.

Коронация Забел

Коронация Забел

Примечательна история с первым мужем Забел – Филиппом, одним из сыновей правителя Антиохии Боэмунда IV. Этот брак призван был укрепить Киликийское государство. Жениху было выдвинуто важное условие – принять армянское вероисповедание и уважительно относиться к армянским традициям. На что Филипп дал согласие, за которым вскоре последовало его бракосочетание с Забел. Таким образом, он стал принцем-консортом Киликии. Однако обещания своего он всё же не сдержал, задевая национальные чувства армян и относясь с пренебрежением к их обычаям, при этом открыто покровительствовал латинянам, да ещё и вывозил ценности из Киликии в Антиохию. У армянского народа и знати Киликийского царства действия Филиппа вызывали, мягко говоря, недовольство. Для него всё это оказалось роковой ошибкой, в результате которой он кончил свои дни бесславно – в тюрьме.

Позже Забел повторно выдали замуж, на этот раз за Хетума I, основателя второй киликийской королевской династии Хетумянов, при котором Киликия переживала период расцвета культуры.

November 28

Память древних языков -Армянский язык- Истоки цивилизации.

В статье рассматриваются проблемы языковой памяти древнейшего народа аймара (Центральная Америка), посредством этимологического анализа рассмотрено и выявлено около 120 слов аймара, корни которых, совпадают с корнями слов армянского языка как по смыслу, так и по звучанию, представлен не попавший в анналы истории факт 15 тысячелетней давности о связи между этими народами.

Языковая память – аймарский язык, армянский язык, древние обсерватории, фонетика, семантика, лексика, словарь, истоки цивилизации

В древних языках, как в пыльных зеркалах, призрачно вырисовываются события, произошедшие в течение тысячелетий.

Возникают и исчезают государства, меняются поколения и династии, но процессы, происходящие в языках, настолько медленны и консервативны, что мы их не ощущаем, язык используем автоматически, так, как дышим, так, как воду пьем. А у языков своя жизнь.

Они не живые, не обладают разумом, но развивают наш разум и развивают память, оформляют нашу мысль. Самые сложные изобретения, сделанные людьми, основываются на предыдущих словесных формулировках.

Языки обладают “памятью”. Языковая память – очень интересная научная тема, она может содержать свидетельства о таких событиях, которые не зафиксированы историей.

Время от времени люди исключают из повседневности и просто выкидывают из своей жизни некоторые идеи и понятия, но их названия остаются в языках как временно не используемые, а потом, глядишь, вновь возвращаются и используются.

Часто встречаются названия исторических памятников прошедших времен или географические названия, которые хранят тайны о происхождении этих памятников.

Выясняется, что эти названия не имеют никакой связи с языком народов данной страны, где когда-то был выстроен этот памятник и этимологически не могут быть об’яснены.

Наш язык содержит сведения, не попавшие в анналы истории, — неопровержимые свидетельства о присутствии армян в течение тысячелетий в разных концах Земли и их решительной роли у истоков развития человеческой цивилизации.

Некоторые наименования неожиданным образом звучат по-армянски, корни этих слов этимологически об’яснимы именно по-армянски, а не на языках тех народов, которые их издавна употребляют.

Например, европейцы не могут об’яснить происхождение корней слова Карпаты, — они не знают на каком языке, когда и кем так названы эти горы, тогда как каждый, знающий армянский язык, скажет, что это – сложное слово, состоящее из двух корней: кар и пат /քար և պատ, /, что вместе означает каменная стена /քարե պատ/.

Или например, много веков назад Каспийское море армяне называли Гирканским /Գրկանա — Гркана/, что по-армянски означает об’ятое, окруженное, т.е. это — огромный водоем, окруженный со всех сторон сушей.

Речь идет о таких словах и корнях слов, которые издавна содержатся во множестве языков. Носители этих языков давно привыкли к ним, веками используют их в своей речи, но этимологически об’яснить или перевести их не могут и даже не помнят с какого языка они заимствованы.

О богатстве и древности армянского языка свидетельствует наличие в нем огромного числа исконных корней. Их более десяти тысяч!

Девид Ленг в своей книге “Армения – колыбель цивилизации” пишет, что армянский язык – независимая языковая группа в семье индоевропейских языков, /то же писали и другие ученые/.

Ленг пишет: “Археологи считают, что миграция людей каменного века в Европу началась из Армении или из соседних регионов”. /David M.Lang “Armenia Cradle of civilization”, в русском переводе – “Армяне народ созидатель” с.25, М, 2008 г. в переводе Е.Ф.Левиной/(10).

Профессор П.Геруни в своей книге “Армяне и древнейшая Армения” пишет, что с очень древних времен армяне путешествовали в разные части Земного шара, с целью изучения секретов мироздания, ища подтверждение многовековым научным исследованиям своих ученых-жрецов.

Они шли по морю и по суше, распространяя свои знания и опыт, будучи строителями, учеными, учителями, донорами. Армянам не присуще захватничество, они всегда стремились вернуться на родину.

Выдающийся ученый, изучая и сравнивая некоторые памятники археологии, расположенные в разных концах земного шара, построенные в особо рассчитанных точках Земли, которые по мнению ученых являются древними обсерваториями, доказал, что и в Армении есть такой памятник – древнейшая обсерватория и что наименования всех этих древних обсерваторий об’яснимы, понятны на армянском языке, что эти названия, состоят из исконно армянских корней.

Попробуем разобраться в этимологии семи следующих слов из разных языков – семи названий древних обсерваторий, построенных в разных концах земли в разные тысячелетия: Караհундж, Стоунհендж, Калених, Карнак, Калакоча, Виракоча, Каласасайя.

Караհундж

По предложению П.Геруни древний памятник, находящийся близ города Сисиан /село Караհундж, Армения/, решением правительства официально назван Караհундж. Памятник состоит из стоящих камней, образующих большой круг и длинные рукава.

Многие из камней имеют отверстия. Исследования ученого показали, что памятник был построен 7500 лет назад и являлся большой мощной обсерваторией. Слово Караհундж состоит из двух корней: кар — камень /քար / и հундж — звук, зов, призыв, выход, путь, отверстие, раскрыв /հունջ, հունչ/ т.е. караհундж– это слово с исконно армяскими корнями, обозначающее звучащие, зовущие камни /с отверстиями/.

Стоунհендж

Так называется находящийся близ Лондона /Великобритания/ знаменитый памятник, который построен 4000 лет назад, но англичане считают его привнесенной культурой и им не известно кто его построил.

Памятник состоит из огромных камней, составляющих круг, но на камнях нет отверстий. Очевидно, что название находящегося в Великобритании памятника идентично нашему Караhунджу. Stoun – камень heng- не переводится, т.к. такого слова в английском нет. Heng – hunch /հենջ, հունչ/ заимствовано с армянского, т.е. название Стоунհендж означает то же, что Караհундж.

Калениш или Карних

На северо-западе Шотландии, на одном из Гебридских островов есть памятник, напоминающий Караհундж, но он меньше размерами. Калениш — слово из двух корней: кал – кар — քար /р и л считаются одним звуком/ и них или ниш- նիշ /чередование согласных х-ш խ-շ/. Слово նիշ /ниш / по-армянски значит знак, т.е. Карениш /քարե նիշ/- каменный знак. Этот памятник тоже был караհунджем, потому что имеет такое же строение и назначение.

Карнак

На северо-западе Франции, в Бретани есть старинный памятник с стоячими камнями /датируется 1876 годом до н.э./, который, как и расположенный поблизости город, называется Карнак.

Тут тот же корень кар /քար/ — камень и второй корень – ак /ակ/. По-армянски ակ /ак /означает глаз, источник, колесо. То же название Карнак имеет огромный храм в Египте у нынешнего города Асуан, посвященный Амону-Ра /4,5/. Быть может некоторые камни Карнака имеют отверстия, /глаз/ как в Караhундже, для наблюдения?

Калакоча

В Андах Центральной Америки, в бассейне озера Титикака есть древний памятник из больших камней, составляющих круг /2/. На языке американских индейцев аймара памятник называется Калакоча. Это название тоже можно прочесть по-армянски: кал- кар /քար/ — камень, второй корень коча /կոչ/ — зов, т.е. Калакоча – тоже Караհундж.

Каласасайя

Этот памятник представляет собой огромное строение площадью 150 х 150 кв. м. Площадь окружена большими вертикально стоящими камнями. На языке аймара это слово значит стоячие камни /3/. И здесь два корня: кал /кар — քար/ — камень и корень сасайя – стоячий /по-армянски սասուն- сасун, անսասան-ансасан, т.е. крепко, несокрушимо стоящий/.

В книге знаменитого американского ученого и путешественника Д.Хенкока “Следы богов” /2/ рассказано о том, что в бассейне озера Титикака в Андах Центральной Америки 15 тысяч лет назад жили разные народы, которые до прихода туда инков и ацтеков имели свои яыки и легенды о прошлом.

Легенды этих народов совпадают по содержанию. В легендах рассказывается, что давным -давно в их страну морем пришли светлокожие люди. То, что они прибыли по морю для аборигенов уже было чудом.

Но истинное чудо заключалось в том, что прибывшие научили их секретам металлургии, строительства городов, мелиорации и прочим ремеслам, научили вере в Солнце – источник жизни /Արև ԱՐ- Арев АР, которому армяне поклонялись до принятия христианства.

В русском языке — Ярило, тот же корень ар /, запретили приносить людей в жертву богам, моногамии и т.д. Эти люди были светловолосые, с синими миндалевидными глазами, имели кучерявую бороду и усы, т.е. внешностью отличались от них.

Спустя годы, пришельцы ушли из их страны, тоже морем, и после аборигены ждали возвращения своих учителей. Главного из пришельцев они называли Виракоча и почитали как бога.

Виракоча

На площади Каласасайя стоит памятник богу Виракоча. Это имя по-армянски можно прочесть как Призванный Свыше. /Ի Վերուստ Կոչված – И веруст кочвац/. Корень вер , вир /վեր –վիր/- верх и корень коча /կոչ/ – зов, призыв.

Аймары – один из этих народов, проживающих в государствах центральной части Андского нагорья: в Боливии, в Перу и в Чили. Сегодня в этих трех государствах насчитывается 1 миллион 600 тысяч аймар, а в Перу и Боливии аймарский язык, наряду с испанским, провозглашен государственным языком.

Мысленно проходя исторический путь, проделанный армянами тысячелетия назад, считаем необходимым сказать, что ответного визита со стороны аймар в Армению не было. Армяне посетили их страну, изучая секреты мироздания и делясь знаниями с людьми.

Тщательно изучая наличие армянских корней в аймарском языке, мы должны сообщить также, что обоюдного взаимовлияния языков тоже не произошло, так как в армянском языке аймарских корней нет.

Совершенно очевидно, что цель подобного исследования выходит за рамки языковедческого изучения и затрагивает вопросы развития цивилизации с древнейших времен.

Столь откровенное и фонетическое, и семантическое совпадение корней в приведенных семи названиях древних обсерваторий привело нас к идее сравнительного изучения иных возможных совпадений в лексике этих двух языков.

Вооружившись двумя словарями /англо-аймарским – 600 слов и испано-аймарским – 3100 слов/, мы нашли около 120 аймарских слов, корни которых совпадают с армянскими корнями. Таким образом, вниманию читателей представляем наш словарь с одинаковыми корнями. Из 120 обнаруженных слов здесь приводим наиболее яркие примеры.

Армянские слова, тысячелетия назад проникшие в язык одного из древнейших народов мира и сохранившиеся в языковой памяти аймар, живущих очень далеко от Армении, открывают секреты, не записанные древнейшей историей о перемещениях древних армян, о цели этих перемещений, об их знаниях.

В статье рассматриваются проблемы языковой памяти древнейшего народа аймара (Центральная Америка), посредством этимологического анализа рассмотрено и выявлено около 120 слов аймара, корни которых, совпадают с корнями слов армянского языка как по смыслу, так и по звучанию, представлен не попавший в анналы истории факт 15 тысячелетней давности о связи между этими народами. Языковая память – аймарский язык, армянский язык, древние обсерватории, фонетика, семантика, лексика, словарь, истоки цивилизации В древних языках, как в пыльных зеркалах, призрачно вырисовываются события, произошедшие в течение тысячелетий. Возникают и исчезают государства, меняются поколения и династии, но процессы, происходящие в языках, настолько медленны и консервативны, что мы их не ощущаем, язык используем автоматически, так, как дышим, так, как воду пьем. А у языков своя жизнь. Они не живые, не обладают разумом, но развивают наш разум и развивают память, оформляют нашу мысль. Самые сложные изобретения, сделанные людьми, основываются на предыдущих словесных формулировках. Языки обладают “памятью”. Языковая память – очень интересная научная тема, она может содержать свидетельства о таких событиях, которые не зафиксированы историей. Время от времени люди исключают из повседневности и просто выкидывают из своей жизни некоторые идеи и понятия, но их названия остаются в языках как временно не используемые, а потом, глядишь, вновь возвращаются и используются. Часто встречаются названия исторических памятников прошедших времен или географические названия, которые хранят тайны о происхождении этих памятников. Выясняется, что эти названия не имеют никакой связи с языком народов данной страны, где когда-то был выстроен этот памятник и этимологически не могут быть об’яснены. Наш язык содержит сведения, не попавшие в анналы истории, — неопровержимые свидетельства о присутствии армян в течение тысячелетий в разных концах Земли и их решительной роли у истоков развития человеческой цивилизации. Некоторые наименования неожиданным образом звучат по-армянски, корни этих слов этимологически об’яснимы именно по-армянски, а не на языках тех народов, которые их издавна употребляют. Караհундж Стоунհендж Калениш или Карних Карнак Калакоча Каласасайя.

November 21

Ноябрьский флешмоб  

1. Подобрать по десять фразеологизмов с общим для них словом (существительным).
-язык, нос

Язык – держать язык за зубами, длинный язык, злые языки, найти общий язык. Нос – повесив нос, бурчать под нос, зарубить на носу, водить за нос, задирать нос, сувать нос не в свои дела.

2. Имя предводителя викингов, который с 862 года стал править Русью.

Рюрик

3. Братья, которые изобрели славянскую азбуку.

Кирилл и Мефодий

4. Заменить фразеологические обороты словами – синонимами: в час по чайной ложке, рукой подать, кривить душой, повесить нос, себе на уме, гонять лодыря, во все лопатки, раз, два и обчёлся, куры не клюют, кожа да кости.

Слова для справок: быстро, мало, лгать, много, медленно, худой, близко, хитрый, бездельничать, грустить.

В час по чайной ложке – медленно, рукой подать – близко, кривить душой – лгать, повесить нос – грустить, себе на уме – хитрить, гонять лодыря – бездельничать, во все лопатки – быстро, раз, два и обчёлся – мало, куры не клюют – много, кожа да кости – худой.

5. Славянская богиня красоты, любви и бракосочетаний. Чтобы избежать несчастья в семейной жизни, молодожены приносили богине цветы, живых птиц, мед и ягоды. Великолепный храм этой богини стоял в Киеве, а в том храме – статуя красавицы в розовом венке. Она держала за руку крылатого младенца, своего сына и бога любви Леля.

– Как наши предки величали эту богиню?

Лада

6. Продолжите фразу.

Ваша задача продолжить ее, максимально приблизившись к оригиналу.

1.Многие жалуются на свою внешность…

2.Талантам надо помогать…

3.Дурак, осознавший, что он дурак…

Многие жалуются на свою внешность, но на мозги и интеллект не жалуется никто.

Талантам надо помогат, бездарности пробьются сами.

Дурак, осознавший, что он дурак, есть уже не дурак.

November 15

Армянский лаваш — еда, которую нельзя заменить ничем другим

Армянский лаваш — еда, которую нельзя заменить ничем другим

«Хлеб — это самый великодушный подарок природы, еда, которую нельзя заменить ничем другим».

Антуан-Огюст Пармантье (1737–1813), французский агроном и фармацевт

Хлеб — самый главный из зерновых продуктов на армянском столе. Среди всех видов хлеба место одного из наиболее распространённых и самых любимых у армян занимает лаваш. Этот плоский, тонкий, овальной формы хлеб размером примерно до 1 м в длину, около 0,5 м в ширину и весом не более 250 грамм выпекают из пшеничной (а в прошлом иногда и из особого сорта ячменной) муки в традиционных печах — тонирах.

Лаваш готовят из кислого недрожжевого теста. В тесто для лаваша добавляется специальная закваска (обычно кусочек теста от предыдущей выпечки). Готовое тесто раскатывают скалкой на традиционном низком круглом или четырёхугольном столике. Затем тонко раскатанное тесто натягивается на специальную «подушку» и налепляется на раскалённые внутренние стенки тонира. Через 30–35 секунд пропечённый хлеб вытаскивается специальным железным прутом с острым загнутым концом.

Армянка выпекает лаваш в тонире. Харберд, конец XIX века – начало XX века. Фото © Project SAVE Armenian Photo

Выпечка хлеба — весьма трудоёмкое занятие. В старину тесто для лаваша месила старшая в доме женщина, а раскатывала его невестка, передавшая раскатанное тесто свекрови для выпечки. В этом процессе нередко принимали участие родственницы и соседки. Готовый хлеб соответственно делился между ними. Поскольку лаваш не теряет своих вкусовых качеств практически неограниченное время, его выпекают впрок, а в некоторых областях с суровой зимой, например, в Арарате, Арагацотне, Шираке и Гехаркунике, — сразу на несколько месяцев. В этом случае его высушивают, складывают в стопки, укрывают и хранят в прохладном помещении. Чтобы восстановить мягкость и вкус такого хлеба, его достаточно сбрызнуть водой и завернуть на 20–30 минут в полотенце.

В лаваш можно завернуть сыр, мясо, зелень, соленья (так получается армянский бутерброд — бртуч), а на Пасху в лаваш заворачивают яйцо с тархуном. Армяне любят крошить сухой лаваш в суп и наваристый бульон, а мясные и овощные блюда нередко подают на лаваше и даже переносят завёрнутыми в него.

В Армении есть и другие виды национального хлеба, например, матнакаш и бокон. Их выпекают главным образом в лесных районах, причём как в тонирах, например, в Арцахе и Сюнике, так и в подовых печах — в Лори и Тавуше. В этих районах печи растапливаются дровами. Такой хлеб можно хранить только несколько дней, а чтобы восстановить свежесть, его слегка сбрызгивают водой, а затем подогревают.

С хлебом связано много традиций, определяющих особое отношение армян к нему. Например, хлеб не полагалось резать ножом, его можно было только отламывать рукой, чтобы он не потерял свою «способность» поддерживать изобилие в доме. В народе верили, что если «отрезать чей-то хлеб», то можно «лишить человека благосостояния». Перед тем как съесть кусок хлеба, старики подносили его ко лбу. Грешно было ронять хлеб на землю, наступать на него или оставлять на земле крошки, иначе они могли попасть к злым духам, которые, по древнему поверью, там жили. Если же хлеб всё-таки падал на пол, то его с извинениями поднимали, целовали и, попросив у Господа прощения, клали обратно на стол. Увидев обронённый кем-то кусок хлеба на земле, с таким же извинением его нужно было положить на любое возвышенное место, где птицы могли бы его склевать. Хлеб, как символ благополучия, играл большую роль в обрядах жизненного цикла.

Хлеб у армян, составляя основную часть рациона, входит в общее понятие «еда»: «есть (вообще)» и «есть хлеб» — синонимы в армянском языке, а слова «завтракать», «обедать» и «ужинать» часто заменяют словами «hац утел» («хлеб есть»).

Продавцы лаваша. Ереван, 1903 год. Фото © old.yerevan.no1

Легенда о лаваше

Случилось так, что в одном из боёв царь Арам попал в плен к ассирийскому владыке Навуходоносору. А поскольку это ещё не означало безоговорочную победу одного над другим, Навуходоносор поставил условие:

— Десять дней ты не будешь есть хлеба. А на одиннадцатый — сразишься со мной в стрельбе из лука. И если победишь, значит ты сильнее меня, и я тебя отпущу.

Арам думал всю ночь, а наутро попросил, чтобы ему из армянской армии, стоящей у границ Ассирии, принесли самый красивый шит. Навуходоносор не возражал, и гонцы ассирийского царя пришли к армянам и передали просьбу Арама. Всю ночь слуги царя гадали, зачем тому понадобился щит. А смекнув, спрятали в него тонкий лаваш и передали гонцам.

Никто из ассирийцев не слышал о лаваше — попробуй догадайся, что хлеб можно спрятать за медной обшивкой! Арам, увидев щит, только покачал головой:

— Нет, он недостаточно хорош. Можно принести другой?

И гонцы каждый день до истечения условного срока ездили к границе и снова и снова приносили Араму вместе с новым щитом лаваш. На одиннадцатый день Арам и Навуходоносор вышли на стрельбище. Навуходоносор был уверен, что Арам, оставшись без хлеба, пал духом и утратил силу. Но вот чудеса — Арам вышел победителем в состязании и с честью возвратился в свою страну! Лаваш спас его. Вернувшись на родину, царь повелел, чтобы с этого времени в Армении вместо других хлебов пекли только лаваш.


Хлеб — бессменный участник армянских народных преданий, традиций, ритуалов, праздников. В старину согласие на сватовство скреплялось разорванным пополам листом лаваша, одна часть которого оставалась у невесты в доме, а другая уносилась в дом жениха. На Новый год обязательно выпекали свежий хлеб, независимо от имеющихся запасов. Женщины, выпекая хлеб, гадали также на домочадцев: пекли именные хлебцы в виде человечков (они назывались Асил-Басил). Если человечек выпекался хорошо — год должен был стать удачным для члена семьи.

Сейчас, конечно, хлеб чаще покупают в магазине, хотя по-прежнему предпочитают, особенно по праздникам, хлеб домашней выпечки. Заметные изменения в хлебопечении стали происходить, начиная с тяжёлых в экономическом отношении 1990-х годов. Так, во многих сельских семьях хлеб для повседневного использования стали выпекать не только в тонирах, но и электрических печках-духовках, что обходится дешевле, хотя и отражается на его вкусовых качествах. Рыночные отношения привели к тому, что сейчас пекут лаваш на заказ, практически во всех селах появились частные пекарни, где хлебопеками иногда работают и мужчины.

Подготовлено по материалам: 1. Армяне / отв. ред. Л.М. Варданян, Г.Г. Саркисян, А.Е. Тер-Саркисянц ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН ; Ин-т археологии и этнографии НАН РА. — Москва : Наука, 2012. — (Народы и культуры). 2. С. Саркисян. Вкусное путешествие по Армении. — Москва : ИД «Флюид ФриФлай», 2016. 3. Армянская кухня. — Москва : Эксмо, 2014.

Фото обложки: армянский лаваш / vid1.ria.ru

November 14

Григор Нарекаци: армянский поэт, философ, монах, мистик и богослов, представитель раннеармянского Возрождения.

Григор Нарекаци — основоположник армянской литературы. У каждого народа есть поэт/писатель, которому по праву принадлежит имя родоначальника. Шекспир — величайший драматург, национальный поэт Англии. Пушкин — основоположник русской реалистической литературы и поэзии. Для Армении таким стал Григор Нарекаци, автор ‘’Книги скорбных песнопений’’. Он был не только поэт, но и философ, мыслитель, богослов.

Григор Нарекаци

Григо́р Нарекаци́ («Наре́кский») (арм. Գրիգոր Նարեկացի; около 950—1003) — армянский поэт, философ, монах, мистик и богослов, представитель раннеармянского Возрождения.

Родился в Васпуракане (Ванская область). Отец – известный ученый и церковный писатель Хосров Андзеваци.

Сведения о жизни Нарекаци чрезвычайно скудны. Известно, что в раннем возрасте его отдали на воспитание в монастырь Нарек, округ Рштуни. Наставником его стал настоятель монастыря, ученый монах, книжник Анания Нарекаци (приходившийся Григору дядей со стороны матери). Он был не только крупнейшим ученым своего времени, но и незаурядной личностью, человеком, чья мудрость и святость были широко известны. Общение с Ананией (он был также автором аскетических поучений) и благоприятная среда – монастыри являлись средоточием культурной и научной жизни – оказали мощное влияние на Григора, сформировали его внутренний мир.

После окончания обучения в монастыре Григор Нарекаци принял постриг. Он настолько преуспел в науках (знание Библии и религиозной литературы в целом, умение толковать священные тексты, познания в греческом языке), что был назначен наставником монахов, а затем признан «учителем», вардапетом (так по-древнеармянски называлось высшее ученое звание, даваемое представителям черного духовенства, признанным знатокам Священного писания и толкователям церковного предания).

Каких бы то ни было иных подробностей о внешней стороне жизни Нарекаци не сохранилось, одна из причин чему размеренная и достаточно однообразная монастырская жизнь. Однако сохранилось множество преданий, связанных с его именем, часть которых собрана в Житии Григора Нарекаци, содержащем в том числе и рассказы о сотворенных им чудесах. После смерти Нарекаци был канонизирован, погребен в том же Нарекском монастыре, недалеко от церкви св. девы Сандухт.

Нарекаци принадлежат таги (песни), гандзы (гимны во славу Бога и святых), мегеди (более 20).

Поэзия Нарекаци насыщена библейскими аллюзиями, пронизана размышлениями на темы, заимствованными из Священного писания, что характерно для средневековой поэзии. Для мироощущения поэта свойствен такой гуманистический настрой, что исследователи видят в его стихах новые для развития искусства тенденции, которые являются предвестниками западноевропейского Возрождения, наступившего только через пять сотен лет. Литературовед С.С.Аверинцев сравнил вардапета Григора со св. Франциском Ассизским.

Первым сочинением Нарекаци, снискавшим ему славу, стало написанное в 977 по просьбе Гургена Арцруни, государя Васпуракана, толкование библейской Песни песней.

Нарекаци принадлежат также сочинения История апаранского крестаПохвала святому кресту и Похвала святой Богородице, которые написаны около 989 по просьбе Степаноса, епископа Мокского, Похвала всему чину апостольскому и Похвала святому Иакову, епископу Низибинскому, полемическое Послание против секты тондракийцев (в сочувствии которой пытались уличить самого Нарекаци). Кроме того, в житии упоминаются 97 речей, написанных им, гимны, проповеди и поминовения святых мучеников.

Главный труд Нарекаци – созданная им в 1001–1003 лирико-мистическая поэма Книга скорбных песнопений. Она написана на грабаре, древнеармянском литературном языке, который применяется при богослужении и в настоящее время. В то же время язык поэмы отделен от современного читателя тысячелетием, сложен для понимания и сам смысл произведения, насыщенного эпитетами, метафорами и сравнениями. Трудность представляют также образный строй поэмы и ее синтаксис. Текст содержит множество библейских аллюзий, непрямых цитат, выражений, заимствованных из священных книг. Поэма не рифмована, и все же в некоторых фрагментах Нарекаци использовал и рифму. Поэма сыграла значительную роль в развитии армянского литературного языка и породила ряд толкований и подражаний.

Книга скорбных песнопений (также можно назвать ее книгой «песен-плачей» или же «песен-молитв»), состоит из 95 глав. Каждая из песен начинается характерным зачином: «Слово к Богу из глубин сердца».

В стихах отсутствует какое-либо биографический момент, чем достигается эффект единения с молящейся аудиторией, слияния индивидуального «я» с коллективным.

По выражению С.С.Аверинцева, как бы две многолюдных толпы, два хора возникают пред внутренним взором читателя, «одни стоят прямо и бодро, поднявшись после всех падений, и ликуют в твердой вере и уверенном знании о своем избранничестве, другие колеблются, шатаются, падают и не умеют подняться, поражены сомнением…». При этом Нарекаци не причисляет себя к какому-либо из них, он и с теми, и с другими, словно воссоединяя несоединимое.

Известно более 200 рукописных копий Книги скорбных песнопений. Самая древняя из них, датируемая 1172, хранится в Матенадаране, государственном книгохранилище Армении, вместе с другими уникальными экспонатами.

Впервые «Нарек» (как по имени создателя часто называли поэму) была издана в 1673 в Марселе, а затем более 60 раз переиздавалась. В полном виде переведена на современные восточноармянский и западноармянский литературные языки. Имеются переводы (в том числе, и полные) на английский (1974), французский (1961), итальянский (1874, 1922), турецкий (1904), арабский (1980-е), румынский (1967, 1981).

На русский язык поэму переводили Н.Гребнев (1969), Л.Миль (1985), В.Микушевич (1985). Полный научный перевод сделан М.О.Дарбинян-Меликян и Л.А.Ханларян и издан в 1988. Переводчики ставили перед собой задачу как можно полнее передать содержание и художественные особенности поэмы.

На стихи из 3 главы Книги скорбных песнопений композитор А.Шнитке (1934–1998) в 1985 создал Концерт для хора в четырех частях.

В 2003 под эгидой ЮНЕСКО отмечалось 1000-летие Книги скорбных песнопений.

Для армянского народа поэма Нарекаци – национальное достояние, духовная святыня. Она занимает особое место и в культуре, и в жизни. Недаром книгу Нарекаци, хранившуюся почти в каждом доме, зачастую клали под голову больным, свято веря в ее целительную силу.

Береника Веснина

«И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость; Узнал, что и это — томление духа. Потому что во многой мудрости много печали; И кто умножает познания, умножает скорбь». …Поставлена глупость на высокие посты, А достойные внизу пребывают… …Видел я рабов на конях И князей, шагавших пешком как рабы…

Книга Екклесиаста Почему я ее упомянул…?

Мне показалось что Работы Григора Нарекаци так же самобытны и стоят особняком (хоть и в канонах и канве своего времени) как и книга Экклезиаста. «Книга скорбных песнопений»

October 18

Абовян и его связь с русской литературой: ко дню рождения писателя

Абовян и его связь с русской литературой: ко дню рождения писателя

Он знал девять языков и был человеком широкого кругозора, перевел на армянский язык произведения Гете, Гомера, Крылова и Карамзина, открыв соотечественникам мировую литературу. 15 октября 1805 г. (по другим сведениям 1809 г.) в селе Канакер, близ Еревана родился основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка Хачатур Абовян.
Говоря о жизни и творчестве великого просветителя, невозможно не вспомнить о его тесных связях с Россией и русской культурой. Абовян выражал искреннюю любовь ко всей прогрессивной России, разделяющей радости и горести многострадального армянского народа.
Будучи студентом Дерптского университета в Лифляндии (в современном Тарту, Эстония) Хачатурян пользовался славой русоведа среди преподавателей этого известного учебного заведения. Поэтому дети некоторых преподавателей брали у Абовяна уроки русского языка.
В Дерптском университете будущий автор «Ран Армении» устанавливает связи с некоторыми русскими литераторами. Здесь, в частности, он познакомился с В. А. Жуковским, который в то время остановился на несколько дней в Дерпте, от встречи с которым у него остались самые теплые воспоминания, описанные в своем дневнике от 3 сентября 1833 года.
Среди писателей Армении Абовян стал первым ярким деятелем, испытавшим влияние русской духовности, подчеркивал важность русского языка, и в то же время стал ключевым проводником культуры России. Писатель хорошо знал и любил русскую литературу, был одаренным переводчиком. Его переводы были сделаны на народном языке в противовес господствовавшему в литературе языку — грабару. В предисловии к книге «Занятия на досуге» (1841) Абовян писал: «Переводил я так, чтобы по душе было нашему народу».
Абовян впервые познакомил армянского читателя с произведениями Карамзина (повесть «Остров Борнгольм», баллада «Раиса»), Хемницера (басня «Зеленый осел»), Крылова (басни «Ворона и Лисица», «Прохожие и Собаки», «Мартышка и Очки», «Волк и Ягненок», «Пустынник и Медведь», «Слон и Моська» и др.). X. Абовян особенно охотно переводил басни Крылова: их идейное содержание и направленность несомненно отвечали настроениям самого переводчика. Басня — тематически и строем образов наиболее близка к народному творчеству. Она является самой доступной формой проповеди и наиболее демократична из всех литературных жанров.
Призывая к активному усвоению и творческому осмыслению русской литературы, Хачатур Абовян всей своей деятельностью непосредственно служил этому делу. Он первый создал образ русской женщины в армянской литературе (драма «Феодора»).
В своем романе «Раны Армении» Хачатур Абовян дал концентрированное выражение своим представлениям об исторической роли России в судьбе армянского народа. Роман – шедевр новой армянской литературы, оригинальное по форме и содержанию воплощение ее эпических и художественных традиций. Это первое армянское произведение литературы на ашхарабаре (современный армянский) – понятном простому народу языке.
Роман о трагической судьбе армянского народа и его освободительной борьбе полюбился не только армянским литераторам, но и русской интеллигенции. Сергей Шервинский, переводчик, подаривший в 1948 г. «Раны Армении» русскому и советскому читателю, писал позднее в своей литературоведческой статье «О стиле «Ран Армении» (1955): «Задача – раскрыть мучительную судьбу армянского народа, привлечь к нему внимание культурного человечества, а также провозгласить во всеуслышание неизбежность и благодатность сближения с русским народом – выполнена была Абовяном в его романе с неуклонной последовательностью, с той безудержной страстностью, которой нельзя не восхищаться при чтении этой патриотической исповеди».
Поэт Михаил Дудин также восторгался гением писателя и реформатора: «Хачатур Абовян! Кто он и что он сделал в истории? Он был заступником народа, был борцом за справедливость, он был пророком истины. Он показал миру раны своей Армении в прямом понимании этого слова и, как гласит одна из легенд, ушел в туман истории в заоблачные вершины на Арарат. У каждого человека есть своя вершина. У Хачатура Абовяна есть Арарат – вершина его творческого духа. Как он собирался на эту вершину, дело воображения. Он шел к вершине своего творческого духа путем познания… Он был человеком, имеющим сердце Прометея».